15:49 

Среда, Саяки

Кофечай
Ох, болиголов твою бруснику, что же у нас деется. А деется у нас ежегодное знаменательное событие - день рождения Санти.
Солнышко мое с самого утра в хлопотах, и попробуй скажи ей, что сегодня ей отдыхать положено - спеленает паутинкой чужих забот и повесит где-нибудь в углу, чтобы не мешался.
Ну, раз так, я пока набью трубку и расскажу вам немного о Санти. Знаете, как мы с ней познакомились? Это была очень интересная и забавная история.
Я тогда был гораздо моложе, носил костюмы, не расставался с цилиндром и путешествовал по всему миру, ну и еще по парочке прочих. Искал кое-что. И вот прошел слух, что нужное мне сокровище (большая редкость, между прочим - золотистые нити безоблачного детского счастья) кто-то уже нашел. Есть мол, какая-то девушка, крайне амбициозная, очень такая вся себе на уме. И вот она мои нити и прикарманила. Ну, что сказать? Возмутился я тогда знатно. Одолжил у Вьяка его знаменитые сапоги, которые шаг ускоряют и грозный вид напускают. Правда, велики они мне были немножко, но я решил, что невелика беда. Собрал по знакомым особые приметы этой девушки - веснушки, ясные глаза, аккуратный носик и неполное выдумывательное образование, и отправился на поиски. Добрался без приключений, только кисет обронил где-то, ну да кисет - это мелочь, пусть кто-нибудь поднимет и радуется. И вот, стою я перед университетом, думаю, куда мне идти дальше, и тут на меня налетает очаровательное создание. Ясные глаза, аккуратный носик, очаровательные веснушки... Ага, думаю я, попалась! А она глазами хлопает, извиняется, краснеет немного и начинает что-то в траве суетно искать. Тут я чувствую, что мне что-то в ногу упирается. Смотрю - в сапоге у меня яркая тетрадка в плотной обложке. Эта радость мне в сапог свои конспекты уронила. А у нее зачет. А конспекты нужны. Ну, думаю, судьба. Сапогами притопываю, грозный вид на себя напускаю да брови хмурю. "Отдай, - говорю - девочка мне мои нити, тогда я верну тебе конспект". Она на меня так задумчиво смотрит, кулачок кусает (нервничает, ясно же), фыркает чего-то (говорю же - нервы) и отвечает, глядя на меня глазищами своими огромными: "Дяденька, я вам все отдам, только вот у меня зачет ну вот прямо сейчас. Давайте я у вас свой конспект возьму на зачет, а потом обратно отдам вам в заложники". Наклоняется так спокойно, выуживает из сапога свой конспект и уходит. Ну, я аж дар речи потерял. Сапоги судорожно поправил, а то они в подмышках жали немного и замер, думая, что же мне теперь делать. А она через десять минут выходит, сияя, дает мне конспект, улыбается: "Сдала! С первого раза сдала, представляете? Ну, берите своего заложника и пойдемте уже за нитками". Я так удивился тогда, что молча взял конспект и пошел. Привела она меня к себе в общежитие, а там... Вышивки, салфеточки, мотки ниток, клубки шерсти, иголки отовсюду торчат - натуральный склад рукоделия. А еще повсюду разные вещички стоят. Где-то притулилась музыкальная шкатулка, из-под кровати выглядывал лакированный деревянный чемодан, набитый какими-то газетами, статуэтки всякие по всем столам расставлены, ключи разнообразные всюду валяются. Радость моя снова краснеет и извиняется, что у нее, мол, не прибрано. Она, оказывается, одинокие вещи спасает. Находит их всюду (скорее - они ее находят) и приносит сюда, больше-то некуда. И вот тут меня сомнение взяло. Я снова сапогами притопнул, грозно брови сдвинул, "Ты ли - говорю - крайне амбициозная, очень такая вся себе на уме, девушка?", она снова кулачок кусает, жмурится, головой мотает и отвечает, что я ошибся, что она - крайне совестливая, очень такая вся очаровательно неуклюжая и в разные ситуации вляпывательная девушка, а та, которая крайне амбициозная, очень такая вся себе на уме - это ее соседка по комнате, только вот она уже съехала. Ну, я расстроился, конечно. Плюхнулся на кровать, вздохнул тяжело, отдал конспект, извинился. А она так сочувственно смотрит на меня, чашку с чаем под нос тычет, печенье какое-то... И говорит, что догнать эту девушку - не проблема, вот если я сапоги свои дурацкие сниму, то мы вдвоем ее точно нагоним. Ну, тут я в себя пришел, посмотрел на нее удивленно, говорю, мол, как - вдвоем? А она лукаво смотрит и отвечает, что любопытно ей. Любопытно! У меня тут трагедия всей жизни, а ей любопытно! Ну... короче, сапоги я снял, благо, были с собой лакированные ботинки. Она сапоги напротив, надела. Правда, не такие,как у меня, а аккуратные, маленькие, резиновые. И отправились мы на поиски ее подруги. Две недели лазили по горам да по болотам, я все свои запасы летающих паутинок исчерпал. Сдружились зато за это время мы отлично. Я прямо млел с того, какую спутницу мне судьба подсунула. Так-то я один путешествую всегда, а тут выпал счастливый случай. И вот сидим мы как-то вечером у костра, пьем компот из голубики с туманными перспективами, и тут моя радость вдруг спрашивает, а что мы, собственно, ищем-то? Я объясняю, что подруга ее взяла то, за чем я давно охочусь - золотистые нити безоблачного детского счастья. С их помощью можно столько доброго и чудесного сделать, а у меня через неделю как раз ярмарка очередная, думал детишек потешить и родителей их заодно. Радость моя слушает, задумчиво голову наклонив, а потом робко так спрашивает: "Такие сияющие-сияющие нити?". Ну да, говорю я, такие. "С розовым отблеском?" - спрашивает она и краснеть начинает. Я киваю, мол, да, с отблеском, как без него? Тут она носом в подол платья зарывается и краснеет до кончиков ушей. Я смекать начинаю. Спрашиваю: "Так что, красавица, ты их видела?". Она кивает, подол платья до бровей натягивает и шепчет: "Я из них котенка вышила". Я сижу, рот раскрыв, она ушами пунцовеет, костер потрескивает... Спрашиваю, наконец: "Какого еще котенка?". А она мне: "Солнечного! Я нитки нашла, думала, мои. Вот и вышила. Он у меня над кроватью висит, я при нем читаю, он светится хорошо очень". И тут меня наконец смех разобрал. Мы две недели из болот не вылезаем, мокнем, а нити-то мои у нее дома лежат, оказывается! Отсмеялся, костер потушил, вещи собрал. "Веди - говорю - назад, красавица". Она поникла вся как-то, но отвела. Возвращаемся мы в ее комнату, смотрю я - ну точно, над той самой кроватью, где я сидел, висит вышивка. Очаровательный такой котенок. Посмотрел я на него, подумал да рукой махнул - негоже такую радость распускать. Оставил ей, чмокнул в нос на прощание (ее, а не котенка, разумеется), забрал сапоги да и пошел себе.
А когда мы кафе открыли, я над этим котенком поколдовал немножко, он теперь к вышивке не привязан, гуляет повсюду, чердак наш очень любит. Но это уже другая история, как мы кафе открывали - это вам Санастезис расскажет. Глядите-ка! Она уже все сделала, и прибралась, и на стол накрыла. Умница моя. Что я без нее делал бы? Пойду, заварю ей карамельного чаю с радужными брызгами и поздравлю наконец и спать уложу на пару часиков. Совсем умаялась радость моя, а нас еще бурный вечер ждет.


@темы: Истории, рассказанные Саем, Сегодня звучит

URL
   

«Чай и Сай»

главная